Категории каталога

Мои статьи [50]

Форма входа

Поиск

Друзья сайта

Таковых пока не имеется

Наш опрос

Какой из рассказов подборки "Открытые нервы" Вы считаете лучшим?
Всего ответов: 154
Среда, 01.04.2020, 02:31
Приветствую Вас Гость
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Priputin.ru

Читать рассказы on-line

Главная » Статьи » Мои статьи

ДОЖДЬ (начало)

Тексты рассказов в статьях представлены исключительно для поисковых систем. Для более удобного чтения прошу в "Каталог файлов".


Александр Припутин-Олейников

 

ДОЖДЬ

 

Курение вредит вашему здоровью.

Минздравсоцразвития России.

 

    Окраины Санкт-Петербурга, промзона.2002 год. 21ч. 32мин.

    Воздух под козырьком крыши пах мокрой пылью и свежим ветром. На дворе стоял конец августа, и в атмосфере уже неуловимо парил терпкий запах приближающейся осени: запах прохлады, опадающих листьев и дождей. Дожди в этом году были, на удивление, редкими.

    Андрей вышел на порог склада и глубоко вдохнул. Вечерний воздух заполнил легкие и опьянил тело сочным и бодрящим ароматом прохлады.

     Но вскоре это прошло.

     Появилось ощущение пустоты - чувство, словно чего-то не хватает. Воздух был прекрасен и чист, но парень не мог им надышаться. Левая рука машинально потянулась к нагрудному карману рубашки, правая уже доставала из кармана джинсов сигарету. Осенние мотивы, витающие в атмосфере, не могли заменить ему того, ради чего он вышел на улицу, старая вредная привычка была сильнее его.

    Сжав фильтр губами, молодой сторож поднес зажигалку к сигарете и нажал кнопку пьезы. Медленно втянув в себя воздух, он вернул огниво в карман и присел на корточки. Ощущение пустоты прошло.

    Из своих двадцати двух лет Андрей курил почти восемь, и бросить уже не мог. Сначала он курил, потому что курили все крутые пацаны в их классе. Затем он курил, потому что это помогало ему сосредоточиться во время вступительных экзаменов в институт. Потом был неудачный опыт в личной жизни, тяжелая сессия, семейные неурядицы… и еще масса всевозможных причин и отговорок, говорящих о том, что сигареты помогают ему справляться с тяжкими невзгодами жизни. Поначалу он выкуривал не более пяти- шести сигарет в день. Теперь он курил по десять пачек в неделю и это, чувствовалось, был еще не предел.

    Спалив сигарету почти до самого фильтра, Андрей затушил окурок об пол и в последний раз (как бы в искупление вины перед организмом) вдохнул свежий уличный воздух.

    Но в этот раз воздух оказался другим. Пока сторож был занят порчей здоровья, ветер переменился и принес с собой смрадный, зловонный запах от протекающей невдалеке речки. Никто не помнил, как называется этот приток Невы, но после того, как в него стали сбрасывать отходы канализационных труб, местные грузчики стали называть его просто: «Гнилушка».

    Андрей прикрыл нос рукавом рубашки и поморщился. Полчаса назад, когда он переходил Гнилушку через мост, ему пришлось задержать дыхание. Вонь, исходившая от мутной зеленой жижи была нестерпимой. А еще говорят, что из этой речки периодически вылавливают утопленников.

    «Как будто нет в Питере других водоемов, чтобы свести счеты с жизнью», - Андрей криво усмехнулся и поднял воротник рубашки. Холодало.

    Два дня назад Грин – Толик Гриневский, сосед по общежитию, предложил Андрею эту работу – работу ночного сторожа в небольшом складе на окраине города. Конечно, не Бог весть что, но условия казались более чем заманчивыми. График: ночь через две; оплата: двадцать долларов за смену. Такую работу легко можно было совмещать с учебой в институте. Чего еще желать несостоятельному иногороднему студенту ИСПИП? Андрей согласился. Единственным условием, которое выставил дядя Грина, который, собственно, был владельцем склада: не задавать лишних вопросов о хранящемся здесь товаре и не курить в помещении. Но это были уже мелочи.

    Сегодня началась первая рабочая смена.

    Сторож открыл дверь и переступил через порог. Запах изменился. Внутри здания царила атмосфера старой пыли, металла и древесины. Был еще остаточный кисло-горький «аромат» табачного дыма, который занесло в склад порывом ветра.

    Андрей вошел внутрь и, уже в третий за сегодня раз, осмотрелся. Слева параллельно с входной дверью  располагались высокие металлические ворота, закрытые на два навесных замка. Рядом с воротами стоял ветхий и трухлявый письменный стол (за ним видимо просиживал свои трудовые будни какой-нибудь вахтер или охранник). Вслед за столом стояли два внушительных, грубо отесанных деревянных ящика, они были укрыты широкими брезентовыми чехлами с неприкаянно свисающими вниз подвязками. Справа у стены стоял плоский металлический электрощит. Самодельная надпись на кое-где подернутой ржавчиной двери гласила: "Не влезать - Убъёт!". Чуть ниже мелом была пририсована молния. Огрызок мела лежал неподалеку.

    Студент ухмыльнулся образованности автора и, подняв мелок с пола, исправил ошибку. В миг, когда он закончил выводить мягкий знак, он заметил, как дрожат пальцы. М-да, преступное увлечение никотином давало о себе знать.

    Далее впереди, слева и справа длинными широкими рядами стояли обитые металлом контейнеры. За ними выстроенные в три яруса высились огромные алюминиевые бочки. За бочками снова громоздились ящики. Всё на высоких деревянных поддонах. На другой стороне «коридора», в самом его конце, темнела маленькая (намертво заколоченная) дверь пожарного выхода.

    По внешнему виду многообразной тары было непонятно, что в ней хранится. Но Андрей догадывался. Грин говорил когда-то о том, что его дядя может устроить любой фейерверк или даже целый салют. Причем не хуже, чем салют на Красной площади в «День Победы»… Если слова соседа не были пустым звуком, то, вполне возможно, что этот склад доверху набит контрабандной пиротехникой. В подтверждение этой версии говорили запрет на курение и разжигание чего-либо внутри склада. А также толстенные трубы системы пожаротушения под потолком.

    Андрей с неприязнью осмотрел тару и поежился. Страшно себе представить, что все эти сундуки, бочки и ящики плотно набиты взрывчаткой. Одна маленькая искра в нужном месте, и все это в считанные секунды взлетит на воздух…

    Об этом лучше не думать.

    Чтобы перевести мысли в другое русло, сторож взял принесенную с собой книгу Р.Стивенсона «Остров сокровищ» и сел на стул, стоящий у стола вахтера. Когда-то в детстве он начинал читать этот роман, но тогда он показался ему нудным и страшным. Теперь, когда на протяжении двенадцати часов предстояло заниматься бездельем, Андрей решил довести начатое до конца.

    Итак, глава четвертая, страница двадцать три:

    «Замок поддавался туго, однако ей удалоэъ открьггб ето, и оиа»…

    Из-за тусклой освещенности помещения читать было невозможно. Под потолком длинными рядами висели лампы дневного света, но две трети из них экономично не горели. От этого обширные чертоги склада были погружены в тяжелый, почти мистический полумрак.

    «В следующий раз надо будет взять фонарь», - подумал сторож и отправился искать более светлое место.

    Таких мест не нашлось. Оставался только один вариант. В конце здания, в самом углу располагалась крутая металлическая лестница, заканчивающаяся почти под потолком. Прямо над ней заманчиво светили сразу две лампы.

    Андрей подошел к лестнице, взял книгу в зубы и, цепко ухватившись за холодные перила, стал карабкаться наверх.

    Звук шагов, продавливающих плоские стальные ступени, гулко раздавался в бездонной тишине помещения. Студент осторожно продвигался наверх, чувствуя себя средневековым рыцарем, штурмующим неприступный замок.

    Неожиданно в дальнем углу склада раздался гулкий шлепок.

    Сердце дернулось и тревожно заныло. Сторож остановился на полпути к цели, направив взгляд в сторону, откуда прилетел звук. Кромешная мгла.

    Андрей положил книгу на одну из ступеней и стал медленно спускаться вниз.

    Слева над его головой равнодушно и зловеще нависали холодные бока контейнеров, справа белела угрюмая кирпичная стена, перед глазами стояла темная пугающая неизвестность. Всей душой сторож не хотел идти туда - но работа есть работа… Боязливо передвигая ноги, Андрей пошел вперед.

    В конце пути он ожидал увидеть, что угодно. Настороженное воображение упрямо рисовало то грабителей с черными чулками вместо лиц, то огромных мохнатых пауков размером с теленка...

    Андрей приблизился к цели, на всякий случай, выставил кулаки перед собой… и…

    Облегченно сплюнул.

    Все оказалось глупо и просто: на полу, возле самодельного верстака лежала пустая пластиковая бутылка из-под дешевого пива. Просто упала.

    Мысленно отчитав работников склада, студент пнул бутылку ногой и та, обиженно хрустнув, улетела в угол.

    Глухой стук о стену, которой непременно должен был прозвучать миг спустя, не прозвучал...

    Вместо него из темного угла раздался резкий шорох и оглушительный писк!

    Парень живо отпрянул назад и с ужасом бросил взгляд на пол. В этот миг рядом с его ногой стремительно пробежала толстая серая крыса.

    Мать вашу!

    Андрей не боялся темноты и не боялся крыс. Но он боялся неожиданностей. Поэтому, увидев, как мерзкая серая тварь бесшумно скользит в сантиметре от его башмака, он жутко захотел прыгнуть на верстак и, прижав кулаки к груди, громко завизжать.

    Не пришлось.

    Крыса исчезла, проворно скрывшись под одним из многочисленных деревянных поддонов.

    Андрей судорожно повел плечами и, не без страха повернувшись спиной к неприветливому углу, пошел назад к лестнице.

     Нервы, взбудораженные неожиданным происшествием, отчаянно ныли и настойчиво требовали «успокоительного». Порывшись в карманах, студент достал зажигалку и, позабыв о книге, быстрым шагом направился к выходу.

 

    22.19 мин.

    Словно быстротечный густой поток, ворвался в голову шум открытой улицы. Беспорядочными, высокими трелями стрекотали сверчки, протяжным многоголосьем скрипели жабы, глухо подвывал ветер.

    Сторож достал сигарету, подкурил и жадно затянулся. Затяжка отозвалась резью в горле и тонкой болью в легких. Андрей давно привык к ним и воспринимал это как неизбежную плату за удовольствие. Задержав на миг дыхание, он с шумом выдохнул плотное белое облако и по привычке сел на корточки. Вместе с табачным дымом из головы вылетели тревога и напряжение.

    Во дворе было светло. Прожектор, установленный на крыше здания, щедро освещал вход и окрестности, вплоть до высокого металлического забора. Андрей докурил сигарету и собрался вернуться на рабочее место.

    Но затем, немного подумав, достал еще одну. Нервы пришли в норму, теперь можно было просто покурить.

    В это время высоко в небе сверкнула молния. Огромная ветвящаяся дуга пронзила черный небосклон, и на миг во дворе стало светло как днем; мутный зеленый пластик, из которого состояла пристройка, залился ярким изумрудным светом. Пушечный раскат грома не заставил себя долго ждать.

    С неба начал срываться дождь. Сначала это были редкие одинокие капли. Потом их стало больше, и водостоки, почти до земли свисавшие с крыши здания, начали обильно сочиться мутной ржавой водой. Практически в один миг серая бетонированная площадка перед воротами потемнела и стала почти черной от впитавшейся влаги.

    Андрей прикончил вторую сигарету, подошел к границе своего укрытия и, протянув ладони под мокрые небесные струи, улыбнулся. В детстве он со старшим братом очень любил бегать под теплым летним дождем. Иногда он выставлял руки лодочкой и, собрав в них небольшую лужицу, с удовольствием пил. Тогда дождевая вода казалась сладкой и очень вкусной.

    Потом брат вырос, повзрослел и в девяносто пятом году ушел служить в армию. Назад он вернулся в цинковом гробу…

    Андрей опустил руки и вытер их об джинсы. Тяжелые воспоминания потребовали еще одну дозу никотина. Сторож достал зажигалку и вынул из пачки третью сигарету.

    Однако закурить ему не пришлось. Резкий порыв ветра начисто стер его планы. Залетев в тесную пристройку крыльца, он брызнул в лицо мелкой водяной пылью и затушил огонь. Кроме того, с собой ветер принес уже знакомый з_а_п_а_х. Несмотря на начавшийся дождь, Гнилушка продолжала активно смердеть. Какое-то нехорошее предчувствие на миг кольнуло душу студента. Желание курить пропало.

    Выбросив подмокшую сигарету в урну, Андрей открыл дверь склада и зашел внутрь.

 

    22.36 мин.

    Войдя в помещение, сторож вернулся к тому, с чего начал, - к лестнице. Добравшись до ее середины, он на миг остановился и с подозрением осмотрел «окрестности».

    Ничего не послышалось.

    Подобрав книгу, Андрей направился дальше. На последних ступенях ему пришлось остановиться. Широкая металлическая площадка, которой заканчивалась лестница, была плотно завалена какими-то ящиками и коробками. Делать было нечего. Пришлось довольствоваться маленьким островком открытого пространства в качестве сидушки.

    Раскрыв книгу на нужной странице, студент беззаветно погрузился в чтение. Книга на самом деле оказалась очень интересной, и постепенно Андрей не заметил, как тонкие офсетные страницы мягко перенесли его в мир старой Англии, сокровищ и пиратов.

    Склад тем временем жил своей жизнью. Контейнеры и ящики молчаливо стояли на своих пьедесталах-поддонах, лампы все также скудно освещали тесные закоулки между ними, а вокруг что–то неуловимо шуршало и поскрипывало, как трюм старинного парусного судна идущего в дальнее плавание. Также ко всему этому добавился новый звук – звук дождя, который мерно барабанил по тонкой металлической кровле здания. Здесь наверху его было особенно хорошо слышно. Но Андрей ничего этого не замечал. Быстро перебегая от строки к строке, он все глубже и глубже погружался в тонкую и мистическую магию чтения…

    И вдруг всему этому пришел конец.

    Как резкий гром пушки в Петропавловской крепости, тишину разорвал собачий лай!

    Это была «коллега» Андрея, которая несла службу в закрытой клетке во дворе здания. Несмотря на толстые стены склада, ее лаянье было очень хорошо слышно.

    Андрей вздрогнул и вместе с ним вздрогнула книга. Строка, на которой он остановился, была безвозвратно утеряна.

    Сторож отложил роман на ближайший ящик, и стал приходить в себя. Хорошее чтиво подобно трансу: основательно погрузившись в него, порой бывает трудно за миг вернуться в мир реальности. Но в этот раз тревожное сердцебиение ускорило процесс - знакомое нехорошее предчувствие с новой силой кольнуло душу парня.

    Андрей привстал с лестницы и начал спускаться вниз. По устному трудовому договору сторож был обязан три-четыре раза за ночь совершать обход территории. Однако непогода на улице никак не способствовала желанию исполнять обязательства. Одно дело сидеть в теплом помещении и слушать, как дождь уютно стучит по крыше, и совсем другое идти на улицу под холодные пронизывающие струи, чтобы посмотреть, чего это старая псина увидела в сумраке ночи.

    И все же, как ни крути, нужно было отрабатывать свои двадцать баксов. Андрей пошел к выходу.

 

    23.48 мин.

    Сторож подошел к письменному столу, взял с него пару старых газет и вышел на крыльцо.

    Праздная безмятежность, царившая на складе, была абсолютным контрастом тому, что творилось снаружи. Дождь неистово захлестывал  двор, выливая с неба все новые и новые миллиметры осадков. Его тонкие струи подобно стрелам впивались в землю, разбиваясь на тысячи и тысячи крошечных жидких осколков. Ветер продолжал носиться по двору, стремительными порывами набрасываясь на падающий с небес промозглый душ.

    Несмотря на это необычайное буйство природы, собака продолжала бешено лаять. Студент ностальгически покосился на входную дверь склада, накрыл голову прессой и быстро выбежал на открытую улицу.

    Холодный сырой ветер тут же ударил в лицо Андрея, безжалостно намочив его с головы до пят. Дождь упруго хлестал по газете, попадая на плечи и заливая глаза. За несколько секунд своего недолгого пути сторож промерз почти до костей. В этот миг Андрей от всего сердца пожелал доброго здоровья и всех благ Грину и его дяде за отличную, непыльную работенку.

    Сторож подошел к торцу здания. «Коллега» – крупная немецкая овчарка по кличке Тельма металась в зябкой полутьме вольера и истерично лаяла, устремив взгляд в сторону ворот. Андрей подошел поближе и окликнул собаку. Овчарка немного успокоилась и как-то трогательно, почти умоляюще заглянула в глаза человека. Но затем она вновь метнула взор на ворота и с новыми силами принялась за старое.

    Андрей не мог понять, что стало причиной такого поведения животного, но выяснять, в чем дело, ему как-то не очень хотелось. Из-за плотной стены дождя ворота были почти не видны, идти к ним, укрываясь насквозь промокшей газетой, не хотелось совсем. К тому же в голове студента назойливо гулял какой-то необъяснимый суеверный страх...

    Сторож еще раз взглянул туда, куда смотрела собака, и быстро вернулся под спасительный козырек крыльца.

    Ветер не унимался. Снова и снова он влетал в тесную пристройку, окутывая промокшего студента угрюмым ледяным покрывалом. Андрей захотел немедленно вернуться на склад, но циничный никотиновый Бог неумолимо требовал свою положенную жертву.

    Поддавшись назойливой привычке, парень выбросил склеившиеся от воды газеты в урну и приступил к ритуалу. Зубами он достал сигарету из пачки и убрал пачку в карман рубашки. Затем вынул зажигалку и поднес ее…

    В этот миг сумрачное небо раскроила ослепительная полоска молнии. На миг территория двора вновь озарилась дневным светом, а затем погрузилась в кромешный мрак – прожектор, исправно освещавший подъездную территорию, погас.

    От неожиданности Андрей вздрогнул и уронил зажигалку. Выругав себя неприличными словами, он опустился на корточки и принялся ее искать. Но это было бесполезно. Даже если бы сейчас он закрыл глаза, ничего бы не изменилось. Тьма была настолько плотной, что казалось, ее можно потрогать руками. Сторож поднялся на ноги и обессилено опустил руки.

    И тут он что-то услышал.

    Вначале Андрей решил, что ему это просто показалось. Но затем мороз пробежал по его коже – сквозь скользкий непрекращающийся шум дождя он вдруг отчетливо услышал медленные хлюпающие шаги…

    Словно почуяв знак приближающейся беды, Тельма перестала лаять и глухо и протяжно заскулила.

    На несколько секунд ее вой и все окружающие звуки утонули в раскате грома. А затем все вернулось.

    Зловещие хлюпающие шаги приближались.

    Тело парня судорожно передернулось, и он стал медленно пятиться назад к двери. Предчувствие чего-то страшного, мерзкого, смертельно опасного с головой накрыло его разум.

    Хлюп… Хлюп... Хлюп.

    Неожиданно вновь блеснула молния и в мутном зеленом пластике стены, отпечатался силуэт - фигура человека!

    И этот человек был всего лишь в метре от Андрея! Их разделяла лишь тонкая полупрозрачная стена пристройки.

    Студент развернулся, схватился за массивную ручку входной двери и срывающимся на писк голосом выкрикнул:

    - Кто здесь?

    Молчание. Шаги прекратились, и в непроглядной тьме ночи раздался шуршащий, булькающий голос:

    - Пойдем со мной

    Эти три слова врезались в сердце парня, как тесак мясника врезается в беззащитную свиную тушу. Голос был таким неестественным, утробным, – неживым, …что кровь застыла в жилах студента. Тихий неуловимый страх перерос в оглушительный ужас. Разум впал в животное оцепенение, и сторож застыл, не в силах пошевелить даже бровью.

    Шаги возобновились, отвратительное хлюпанье, казалось, было уже на расстоянии вытянутой руки.

    С неба ухнул раскат грома. И тогда случилось то, на что Андрей уже не надеялся. Его организм, разбуженный инстинктом самосохранения, решил все за него. Руки включились как бы сами собой и открыли дверь. Ноги забросили одеревеневшее туловище в склад и руки захлопнули тяжелую дверь, с ходу задвинув массивный металлический засов. Тишина.

    Андрей медленно попятился к письменному столу и обессилено рухнул на его крышку.

    В этот миг раздался удар!

    Тот, кто пришел сюда из пелены дождя, мощно стукнул кулаком в дверь.

    Сторож панически вздрогнул, но остался сидеть на месте. Раздался второй удар. Засов негромко звякнул и, как будто сдвинулся с места. Андрей бросился к двери и обеими руками надавил на огромную металлическую щеколду.

    Неожиданно снаружи вновь раздался голос:

    - Открой мне дверь.

    Андрей вжал голову в плечи и еще крепче прижал засов к спасительным петлям. В этот миг он был готов расцеловать того, кто поставил сюда такую огромную задвижку.

    Снова раздался удар и колебание двери легким толчком прошлось по мышцам Андрея. Словно этот «кто-то» коснулся его своей невидимой рукой...

    Парень брезгливо скривился и тяжело выдохнул. По его лицу стекал противный холодный пот. Волосы, промоченные дождем, слиплись на лбу, и кончик упавшей челки безнаказанно лез в правый глаз. Но Андрей не обращал на это совершенно никакого внимания. Сейчас все его помыслы и все его тело были сконцентрированы на руках, которые будто приросли к холодному металлу щеколды. Голова студента была совершенно свободна от раздумий. Лишь где-то далеко, в самой глубине подсознания, колотилась одна гадкая и надоедливая мыслишка: «Ничего себе началась работа»…

    И снова слышались удары, и снова из-за двери бурлил зловещий замогильный голос:

    - Открой дверь… впусти меня… идем со мной…

    С того момента, как Андрей вышел под дождь к Тельме, прошло не более получаса; но сейчас стоя у порога, он думал, что прошла целая вечность, и казалось, что теперь это не закончится НИКОГДА…

    Но это закончилось. Закончилось так же неожиданно, как и началось.

    Удары перестали сотрясать дверь, душераздирающий голос умолк. Через миг после этого вновь послышались хлюпающие шаги, однако на этот раз они удалялись. Они становились все тише, тише, тише…

Продолжение: http://priputin.ucoz.ru/publ/1-1-0-5



Источник: http://priputin.ucoz.ru
Категория: Мои статьи | Добавил: priputin (08.03.2009) | Автор: А. Припутин-Олейников
Просмотров: 653