Категории каталога

Мои статьи [50]

Форма входа

Поиск

Друзья сайта

Таковых пока не имеется

Наш опрос

Какой из рассказов подборки "Открытые нервы" Вы считаете лучшим?
Всего ответов: 154
Среда, 01.04.2020, 00:33
Приветствую Вас Гость
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Priputin.ru

Читать рассказы on-line

Главная » Статьи » Мои статьи

ТАРЕЛКА

Тексты рассказов в статьях представлены исключительно для поисковых систем. Для более удобного чтения прошу в "Каталог файлов".


Александр Припутин-Олейников

 

ТАРЕЛКА

 

    - Скоро станет совсем холодно, - сказал Георгий Владимирович.

    - Ну и что, дом бревенчатый, теплый, можно скоротать еще недельку-другую, - ответил Георгий Владимирович.

    - А если ударит СИЛЬНЫЙ мороз? - вновь отозвался Георгий Владимирович.

    - Если ударит мороз, можно затопить печь, - также спокойно и рассудительно парировал Георгий Владимирович.

    Шестидесятитрехлетний пенсионер Георгий Владимирович Горобец сидел на старом, заметно потертом кожаном диване и разговаривал сам с собой. Положив ноги на пуфик, он лениво размышлял о переезде в город. Красный квадрат на календаре плавно двигался по последним числам ноября, явно указывая на то, что садово-огородный сезон уже подошел к концу. И все же уезжать из тихого, уютного дачного дома мужчине не хотелось.

    Полгода супружеская чета Горобцов провела за городом на своей новой даче. Жизнь на земле, тишина, чистый свежий воздух. Все эти месяцы, проведенные вдали от шумного и суетливого Ростова, пронеслись как один миг. Но наступившая осень, а за ней неизбежно надвигающаяся зима не оставляли шансов на продолжение идиллии.

    Семеновы, соседи по участку справа, уехали раньше всех, еще в сентябре - их дом не отапливался. Да и домом их лачугу назвать было стыдно, так, жилой кирпичный сарай с металлопластиковыми евроокнами. Сердюковы, соседи слева, продержались дольше. Они съехали лишь в конце октября, да и то только потому, что Татьяна Сергеевна, жена Виктора Андреевича Сердюкова, заболела  простудой.

    После их отъезда надумали переезжать и Горобцы.

    Но вот неделю назад супруга, на вынужденном положении, отправилась в Воронеж, навестить свою заболевшую сестру. Георгий Владимирович (в силу обоюдной неприязни к свояченице) остался один, на хозяйстве. Теперь ему в одиночку предстояло спрятать огородный инвентарь в подвал, заколотить гараж, укрепить забор и начинать перевозить заготовленную на зиму купорку в городскую квартиру.

    Хлопотно…

    За, без малого, сорок лет семейной жизни, Георгий Владимирович настолько привык все делать сообща с женой, что теперь он просто не мог представить себе, за что взяться в первую очередь. И потому он просто оттягивал переезд, каждый день придумывая новую более-менее убедительную отговорку.

    Сегодня отговорки не понадобилось. «Помог» радикулит. Ни с того ни с сего, он прострелил утром поясницу и вывел пенсионера из строя как минимум на три-четыре дня. Вот уж не было счастья…

    А потом и вовсе караул. Позвонила супруга, Вера Карповна, и сообщила, что задержится у сестры еще дней на десять – ну, закон подлости какой-то.

    Опершись на спинку и подлокотник, Георгий Владимирович поднялся с дивана, подошел к электрическому камину и включил его на полную мощность. Затем он достал из комода теплый шерстяной плед, включил телевизор и вновь вернулся на диван.

    Старый, но еще вполне трудоспособный «Рубин» щелкнул, запищал и, озарив комнату голубым сиянием, явил на экран настроечную таблицу.

    Горобец цыкнул и потянулся к огромному пульту дистанционного управления. Сейчас эта прямоугольная черная коробочка была как никогда ценна для страдающего радикулитом пожилого человека.

    По второй программе шла картина «Деловые люди» Гайдая. Георгий Владимирович ностальгически улыбнулся. Черно-белая комедия шестидесятых годов живо напомнила ему о том времени, когда Россия была Советским Союзом, хлеб стоил шестнадцать копеек, а Вера Карповна (ныне мать троих детей и бабушка двоих внуков) была просто Верочкой, молодой студенткой Ростовского института сельскохозяйственного машиностроения…

    Через десять минут показа фильм прервала рекламная пауза. Георгий Владимирович отключил звук и задумчиво уставился в окно.

    Тихо, почти не слышно, во дворе подвывал ветер, тонкими полысевшими ветками в стекло стучалась яблоня, а ясное полуденное небо покрылось мелкими, но густыми тучами. Дачник закутался в плед поплотнее и, дождавшись окончания рекламного блока, вновь переключился на просмотр киноленты.

    Как вдруг пошел снег.

    В телевизоре.

    Ни с того ни с сего изображение на экране тихо заскрипело и покрылось мелкими серебристыми блестками. Георгий Владимирович поднял пульт и, с сожалением, переключил телевизор на другую программу.

    На следующем канале происходило то же самое.

    Тяжело вздохнув, дачник откинул плед и, с трудом передвигая ноги, подошел к аппарату.

    Последние тридцать два года жизни Георгий Владимирович проработал инженером-электриком на «Роствертоле» и об устройстве телевизора, в силу специальности, знал не понаслышке. Но чинить старую советскую технику он предпочитал «по-старинке».

    Взявшись одной рукой за больную поясницу, пенсионер наклонился над телеприемником и легонько стукнул ладонью по его деревянной боковине.

    Снег не исчез. Старый, неоднократно проверенный метод не сработал.

    Горобец укоризненно, словно на непослушного ребенка, посмотрел в кинескоп и еще раз шлепнул по ящику ладошкой. Стало еще хуже. Легкий снежок превратился в искристую рябь, и изображение исчезло совсем. Теперь из динамика неслось лишь мерзкое раздражающее слух шипение. Причем сразу на всех восьми каналах.

    Георгий Владимирович недоуменно повел бровью и вновь наклонился, чтобы отключить аппарат.

    Но в этот миг телевизор глухо всхлипнул и отключился сам. Посредине потухшего экрана расцвело непременное радужное пятно.

    От неожиданности пенсионер резко выпрямился и охнул от сильной боли - очередной прострел в пояснице.            

    Схватившись обеими руками за больную спину, дачник отошел назад, медленно опустился на диван и осмотрел комнату. Тучи за окном плотно заслонили солнце, и от этого в доме стало темно, будто на улицу нежданно пришел вечер. В этой полутьме особенно четко отпечатались три остекленные спирали электрообогревателя. Из ярко красных они вдруг превратились в розовые и продолжали бледнеть - отключили электричество. Вот тебе раз!..

    Мужчина вернул взгляд на потухший кинескоп. Разноцветное пятно расплылось и медленно таяло. Георгий Владимирович порылся в кармане трико и достал мобильный телефон. (Месяц назад, как сейчас неожиданно, отключили свет, и тогда он специально записал в телефонную книжку номер электросетей).

    Сотовый телефон не работал. Не работал совсем. Горобец отложил трубку в сторону и обессилено опустил руки.

    И вот тогда все началось.

    По мере того как исчезало с экрана разноцветное пятно, в доме произошло то, отчего дачник съежился и невольно перекрестился.

    Это началось с серванта, стоящего в углу комнаты. Стаканы и рюмки, аккуратно расставленные на его стеклянной полке, вздрогнули и начали мелко дребезжать. Затем в такт им загремели на полках тарелки. Вслед за тарелками завибрировала тумбочка, стоящая слева от дивана, и стакан воды на ней. Впав в дикий танец, стакан начал медленно съезжать к краю, по пути расплескивая воду на приготовленные к вечеру лекарства. Затем покачнулась над головой пластмассовая люстра, задрожали пол и диван. Эта дрожь нервной волной прошлась по телу пенсионера, и он, в ужасе отбросив телефон, мгновенно встал на ноги.

    К этому моменту уже вся комната жила и вибрировала. Предметы мебели и добро, хранящееся в них, тряслись и звенели. И с каждой секундой это становилось все сильнее и сильнее.

    Вместе со всем этим кошмаром комнату заполнил зловещий низкий гул. Казалось, что он исходит отовсюду: от электрокамина, от телевизора, от люстры, от стен дома.

    Мысли Георгия Владимировича также дрожали и подпрыгивали. Сквозь надвигающуюся дымку панического страха дачник понял: начался какой-то катаклизм!

    Сбоку, добравшись до последней черты, упал на пол стакан. Глухо звякнув, он раскололся на две части, разлив остатки воды по дергающемуся полу.

    Это привело пенсионера в чувство.

    Позабыв о радикулите, он быстро метнулся к дверному проему и встал посередине. Если это землетрясение, то сейчас данное место было самым  безопасным в комнате.

    Гул все нарастал. Спустя несколько мгновений стены дома начали ходить ходуном. Толстая ковровая дорожка, покрывавшая пол, стала уползать из-под ног. Поняв, что все только начинается, пенсионер бросился на улицу.

    Во дворе по щекам ударил морозный ветер, и воздух из легких Георгия Владимировича мгновенно превратился в пар. Георгий Владимирович этого не заметил. Он с удивлением осматривался вокруг - улица не дрожала.

    Как бы странно это не показалось, но земля не тряслась. Вибрировал воздух, дом и все, что было вокруг него, но несколько соток недавно перекопанного чернозема оставались неподвижными. Горобец на всякий случай отошел от ставших небезопасными стен и прислушался.

    Гул, поглотивший комнату, доносился со стороны гаража. Гараж находился прямо за домом.

    Дачник зябко обхватил себя за плечи и несмело пошел на звук.

    Обогнув здание дома, он прошел мимо недостроенной альпийской горки, мимо четырех, посаженных Верой Карповной кустов роз, мимо ведра с дождевой водой. Гул звучал все сильнее. Вода в ведре мелко колебалась, расходясь многочисленными кругами на поверхности.

    Гул исходил откуда-то сверху. Выйдя на гаражную площадку, пенсионер поднял взгляд …и чуть не упал с сердечным приступом - прямо посреди двора в двух метрах над землей висела огромная круглая, словно большой сплюснутый шар, летающая тарелка! Ее размеры были примерно четыре метра в диаметре, и полтора метра в высоту. Своей окружностью она почти полностью накрывала двор, словно крышей.

    От неожиданности и изумления пенсионер вздрогнул и ошарашено отступил на два шага назад.

    Зрелище было действительно впечатляющим. Огромный летательный аппарат тихо парил над бетонированной площадкой и, чуть склонившись на один бок, медленно проворачивался вокруг своей оси. Гул исходил именно от него.

    Георгий Владимирович уставился на тарелку и словно завороженный стал следить за ее плавным неторопливым вращением. Все медленнее и медленнее она крутилась против часовой стрелки, с каждым новым поворотом замедляя движение и снижая высоту. С каждой новой секундой ее гул становился все тише, а расстояние до земли все меньше.

    На миг очнувшись от транса, Георгий Владимирович осмотрелся по сторонам. Будний день, ни единой живой души вокруг. Ни одного человека, который мог бы стать свидетелем такого события! Только он и ТАРЕЛКА.

    Между тем аппарат снизился до высоты в один метр. Теперь дачник мог отлично рассмотреть его со всех сторон. Никаких реактивных струй у днища, никакого вертолетного несущего винта. И все-таки против всех законов физики оно висело над землей, продолжая гудеть и вращаться.

    Внеземной корабль?..

    В глубинах памяти пенсионера всплыли нечеткие, черно-белые фотографии НЛО, напечатанные в журнале «Очевидное и невероятное». То, что он видел сейчас, очень походило на них, только на этом аппарате отсутствовали светящиеся окна иллюминаторов и не было тонких лап стабилизаторов снизу. Был простой, идеальной формы эллипсоид. И он висел он прямо перед глазами - здесь и сейчас, так, что его легко можно было потрогать руками…

    Эта смелая мысль пришла настолько быстро, что пенсионер просто не успел подумать о возможных последствиях. Это его и сгубило.

    Георгий Владимирович подошел к тарелке, и приложил к ней ладонь.

    Температура поверхности была чуть теплее температуры окружающей среды. Сама поверхность казалась твердой и немного шероховатой. Сложно было на ощупь определить материал, из которого она состояла. Не металл, и не пластик. Скорее, какой-то минерал – камень, искусно выделанный в форме правильной стереометрической фигуры. Георгий Владимирович закрыл глаза и прислушался к ощущениям, передающимся в руку. По ладони скользила легкая, едва ощутимая вибрация, словно бы он проводил рукой по включенному ламповому монитору компьютера. Странное и незабываемое ощущение - чувствовать твердую поверхность «тарелки», чувствовать ее движение. Все это было как во сне. Сон наяву...

    Но неожиданно контакт с внеземной цивилизацией прекратился.

    Тарелка, едва не коснувшись опущенным краем земли, снова начала вращаться. Ее поверхность из шероховатой, почему-то превратилась в абсолютно гладкую, точно ее мгновенно обработали шлифовальной машиной.

    Вдруг дачник почувствовал резкий толчок – воздух вокруг тарелки стал упругим и резко оттолкнул его руку. Георгий Владимирович отшатнулся назад, но устоял на ногах. В этот миг он очнулся от сковывавшего его праздного оцепенения. Чувство объективной реальности  ворвалось в мозг, до основания разметав восторженный настрой первооткрывателя. Внезапно он осознал всю опасность своего положения - он стоит перед продуктом технологий неизведанного, чужого, н_е_ч_е_л_о_в_е_ч_е_с_к_о_г_о разума, и кто знает, что может сулить эта встреча?..

    Встревоженно отряхнув ладонь, пенсионер отступил на несколько шагов назад и крепко сжал ее другой рукой.

    Тарелка набирала обороты.

    Никакого иллюминационного или звукового эффекта. Никаких светящихся кругов на поверхности земли. Она просто поднялась на десять метров вверх и резко устремилась в небо, исчезнув в нем за считанные доли секунды.

    В полном смятении Георгий Владимирович остался стоять на площадке за домом.

    Тарелка улетела прочь, но появилась тревога. Странное и необъяснимое волнение всколыхнули грудь пенсионера. Слабость и тошнота незаметно пробрались в организм. Рука онемела.

    Пенсионер поднял ладонь к глазам и внимательно ее осмотрел. Никаких изменений. Рука была в полном порядке. Но ее как будто не было. Он ее не чувствовал!

    Панический ужас ударил в затылок мужчины. Зрачки глаз расширились, кадык беспокойно подпрыгнул от нервного сглатывания.

    Дачник схватил пораженную руку за пальцы.

    Тепла от другой руки пальцы не ощутили. Ладонь и предплечье также не реагировали на прикосновение.

    Глухо застонав, Горобец развернулся назад и сломя голову побежал в дом.

    Быстро обогнув строение, он забежал в комнату и бросился к дивану.

    Но было уже слишком поздно.

    Добраться до дивана Горобец так и не успел, и рука здесь была уже не причем. Острый приступ радикулита пронзил позвоночник пенсионера, намертво сковав тело адской болью.

    Георгий Владимирович рухнул на пол прямо посреди зала и закатил глаза………

    На полу он пролежит сутки. А потом еще сутки. А потом неделю. Лишь девять дней спустя его труп обнаружат соседи, приехав на дачу, по просьбе его жены (Вера Карповна будет сильно обеспокоена тем, что супруг не отвечает на ее телефонные звонки ни на даче, ни дома).

    Смерть Георгия Владимировича станет большой трагедией для его семьи и неразрешимой загадкой для патологоанатомов. Тело, пролежав чуть больше недели в двух метрах от включенного обогревателя, будет представлять собой высохшую мумию. Радиоактивный фон от него будет превышать допустимые нормы в несколько сотен раз. Причину столь странной смерти пенсионера выяснить так никому и не удастся.

 

*

 

    Не стоит искать в этом рассказе двойного и тем более тройного дна. Эта история всего лишь сон, который я записал на бумаге. Поэтому, собственно, она и не вошла в подборку «Открытые нервы».

 

Волгодонск – Новоберезовка. Июль 2008 - Октябрь 2008 г.г.

 

 

 

 

 

 

 

---------------------------------------------------------------

Copyright© А.Припутин-Олейников. ТАРЕЛКА, 2008 г.



Источник: http://priputin.ucoz.ru
Категория: Мои статьи | Добавил: priputin (08.03.2009) | Автор: А. Припутин-Олейников
Просмотров: 481